Подождите
идет загрузка
Вступить в партию
30 декабря 1922 года был образован Союз Советских Социалистических Республик

Стать бездомным при капитализме легко, а во время локдауна можно и быстрее. Истории на примере израилетян

05 ноября 2021 13:37:31

В России каждый второй обыватель привык думать, в чем ему помогает националистическая пропаганда, что евреи правят миром и они все богатые, а Израиль представляется некой зоной паразитического благоденствия для тех, кто признан там евреем по крови. И кто бы мог подумать, что и там есть нищие, бездомные и безработные.

Как известно, но пока не всем, что при капитализме каждый человек может стать бездомным. И такие события как «пандемия коронавируса», с которыми как показала мировая практика, капиталистическая система не справляется, в отличие от социалистической, приводит к еще большему числу безработных, и как следствие к еще большему количеству бездомных. Например, в Израиле по данным министерства труда и благосостояния, число бездомных увеличилось на 25%, по сравнению с прошлым годом.

Отметим, что сегодняшние бездомные не наркоманы, алкоголики, тунеядцы или попрошайки, как привыкли все думать. А это часто одинокие бедняки, которые не могут рассчитывать ни на поддержку таких же нищих как они родственников,  ни на поддержку государства. Обычно это работник сферы услуг, их заработков едва хватает им на аренду жилья. Ипотека им не по карману, а социального жилья для такой категории граждан не существует. В Израиле цены на жилье государством не регулируются, так как оно не вмешивается в строительный бизнес, есть лишь программы частичного субсидирования аренды жилья полицейским, что не улучшает жилищной проблемы в целом.  Поэтому ждать помощи бездомным неоткуда. 

Как стать бездомным при капитализме, кризисе и локдауне в Израиле, в рассказах самих пострадавших:

Гай. 32 года, разведённый, имеет сына и ждёт второго ребёнка. Живёт в городе Ришон – ле - Ционе, в центре страны.

Уже четыре месяца Гай ночует в приюте для бездомных. Он сказал что боится того дня, когда его попросят покинуть приют, и тогда придётся ночевать на улице. Гай думает что лучше быть госпитализированным и для этого он готов причинить себе физические увечья. Люди с которыми он познакомился в приюте говорят, что главное не жить на улице, всё равно какая есть альтернатива этому.

До мер по борьбе с коронавирусом, у Гая было съемное жилье, где он жил с невестой, и работал сервисным сотрудником на предприятии. Заработков двух молодых людей хватало и на съем жилья, на покупку нового телевизора и даже получалось откладывать на свадьбу. Правда для этого приходилось еще подрабатывать в выходные дни. Гай был ответственным работником, ведь у него был сын от первого брака и он выплачивал алименты, а женщина с которой он живет в положении, поэтому работал он усердно. Гай говорит, что если бы знал, что скоро лишится работы, то брал бы больше сверхурочки, чтобы накопить больше денег. После вспышки пандемии коронавируса, в апреле 2020 года, Гай был отправлен компанией в неоплачиваемый отпуск. Два месяца он сидел дома, одновременно искал работу, за это же время его подруга была уволена и они остались без доходов. Тогда они решили оставить квартиру и разошлись. Подруга ушла к родителям, но Гаю некуда было идти. Мама его умерла, а связь с отцом была прервана. Братья Гая со своими семьями, находятся в таком же тяжёлом финансовом положении. Несколько дней он пожил у сестры, но увидел что и у неё тоже экономические трудности и тогда он сказал ей, что уходит жить к друзьям. Но ни друзья ни подруга ни сестра не знают, что он уехал в Тель-Авив, и теперь живет то на улице, то в приюте. Ему выплачивали пособие по безработице, но после того как он начал временно подрабатывать то посыльным, то ремонтником, то грузчиком, он лишился этой льготы по закону.

После того как Гай был уволен, он перестал выплачивать жене алименты. Уже несколько месяцев он не виделся с сыном, общается с ним только по телефону, так как ему некуда его привести в гости.

Ольга, 40 лет, незамужняя, живет в Тель-Авиве.

Уже три месяца Ольга не публикует в инстаграме никаких историй, хотя у нее там 20 тысяч друзей. Раньше её фотографии говорили об её успешности и красоте: улыбки, драгоценности, рестораны, купальники, ухоженные ногти, накрашенные яркой помадой губы, плоский от тренировок животик с кубиками. Звёздная жизнь. За всей этой показной красотой, скрывалась её тяжёлое прошлое: издевательство со стороны родителей, бегство из дома, жизнь на улице, изнасилование и попытка самоубийства. Но она работала над собой и стала успешным фитнесс тренером и консультантом по правильному питанию, страница в соцсетях, тоже приносила ей доход.

Ольга сначала снимала жилье за 3000 шекелей в месяц, но потом пришлось экономить и она нашла склад и сняла его без договора, так как она одинокая и никто ей гарант не подпишет. Арендная плата была по устной договоренности за 1500 шекелей в месяц. Во время первого карантина в марте 2020 года, Ольга потеряла работу. Государственной дотации для самозанятых, что она получила, хватило ей на аренду склада, но не более того. Несколько месяцев она держалась на плаву, покупала минимум еды, сидела дома одна и продолжала выставлять фото в соцсетях. Деньги катастрофически кончались, увидев ее тяжелое финансовое положение владелец склада предложил ей не платить аренду, а стать его подругой. Такое нахальное предложение еще и сопровождалось насильственными действиями сексуального характера. Ольга после такого не смогла там больше находиться и второпях ушла, взяв с собой только удостоверение личности и конверт с 4000 шекелей, которые остались у неё от выплаты дотаций. Позже она вспомнила что забыла взять с собой куртку и сотовый телефон. Так она превратилась в бездомную. Ольга уехала в парк Ха – Яркон, в другой конец города. Там просидела два дня на холоде без куртки. Спала на траве. Потом поехала на улицу Аленби, купила куртку за 100 шекелей и вернулась в парк Ха – Яркон. Ночевала в туалете, потому что на улице было холодно. Несмотря на то что у неё были 4000 шекелей, она не знала что делать. Через несколько дней, Ольга нашла гостиницу, где можно было снять комнату за 1500 за две недели. Потом она пришла в полицейский участок и объяснила дежурному свою ситуацию. Тот предложил ей обратиться в социальные службы, которые направили её в приют для бездомных. Ольга купила сотовый телефон, обзвонила работодателей и устроилась уборщицей за 40 шекелей в час. Сейчас она убирает дома и офисы и ночует в приюте.

Дина. 36 лет, незамужняя, с севера страны.

Дина работает в конторе, добирается каждое утро на работу автобусом. Её одежда чистая, она умная, образованная и находится в курсе всех новостей. Ее нынешнее положение выдают только волосы: от былого "блонда" остались лишь осветленные кончики волос. Уже два месяца она живет на юге Тель-Авива в приюте для бездомных женщин. Там она пытается начать жизнь с чистого листа после того, как все потеряла из-за коронакризиса.  Всё своё имущество она держит под кроватью в двух рюкзаках. Дина родилась в России. Её отец был убит когда ей было 3 года, а мать умерла от алкоголизма, когда Дине было 14 лет. Потом она уехала в Израиль, где жила в интернатах.

Повзрослев, пошла служить в израильскую армию, закончила службу с отличием. Но стала Дина художницей, некоторые её картины продавались за несколько тысяч шекелей. Кроме того, она стабильно зарабатывала агентом по продажам в интернете по 10000 шекелей в месяц, бывало и больше. Свои расходы она планировала и не транжирила деньги просто так.

Во время первого карантина, Дина думала что не сильно пострадает, так как она работала удаленно, дома. Но каждый месяц её доходы стали снижаться. В апреле на 10%, в мае на 35%. В июне, июле и августе, она стала зарабатывать всего 2500 в месяц (минимальная зарплата в Израиле составляет 5300 шекелей в месяц это около 1600 долларов США). В течении трёх месяцев её холодильник пустовал, она питалась рисом и работала только чтобы вернуть ссуды, которые она взяла ещё до кризиса. Потом она начала работать на фабрике в ночную смену, приклеивала там наклейки. Зарабатывала там 2000 шекелей и ещё 2000 зарабатывала на продажах в интернете, но это не покрывало её расходы. Подарок от государства в размере 750 шекелей, которые государство раздало каждому гражданину во время коронавируса, ушли на выплату долгов. В ноябре ей уже было нечем платить за аренду квартиры.

Тогда она решила жить на улице в палатке. Дина упаковала своё имущество в два рюкзака, взяла палатку и спальный мешок и покинула квартиру. Она уехала в Тель – Авив. Хотела там рисовать картины и продавать на улице. Милостыню она никогда не думала просить. В городе она нашла приют для бездомных женщин, где оказалась последняя свободная койка. Там она получает горячие обеды. Но ей сказали что через 6 месяцев она должна покинуть приют. Дина нашла работу по интернету и надеется что к моменту выселения сможет сама арендовать жильё. 

Дина (Фото: Йонатан Блюм)

Асаф. 25 лет, Не женат, живёт в Иерусалиме.

Асаф говорит в интервью сайту YNET.CO.IL, что самое страшное для живущего на улице это то что ты не знаешь, когда сможешь покушать в следующий раз. Это ежедневная борьба за выживание. Детство Асафа было тяжёлым. Когда он был подростком, он оказался на улице из-за насилия в семье и стал бездомным. Его отец и мать не ладили между собой и он почувствовал что не может оставаться дома. Асаф периодически жил на улице с 14 до 20 лет, ночевал на Сионской площади, в заброшенных зданиях и в школах. Он рассказывает что на улице некоторые женщины стали проститутками, а мужчины наркоманами. На улице он жил в постоянном страхе и в опасности, но привык и к этому. Иногда ему приходилось воровать еду. Он научился блокировать чувство голода на три дня.

В 20 летнем возрасте Асаф решил жить по другому и начать новую жизнь. Это произошло в тот год, когда президент страны дал ему амнистию, закрыв его уголовные дела. Сначала он работал на временных работах, пока не начал работать торговым представителем в большом страховом агентстве. Там он зарабатывал от 7000 до 10000 шекелей в месяц. Он снял квартиру, купил стиральную машину, холодильник и мебель. Потом начался коронавирус и между первым и вторым карантином Асафа уволили. Другой работы он не нашёл, деньги на банковском счету стали кончаться, появился минус, его чеки стали возвращаться. После того как два его чека на оплату аренды квартиры вернулись, хозяин квартиры попросил его уйти. Он выплатил хозяину долги из последних денег и покинул квартиру. Прошло пол года как Асаф не имеет крыши над головой. Он нашёл себе место в приюте для бездомных в Иерусалиме, где встретил молодых людей, которые потеряли возможность зарабатывать себе на жизнь и жили в заброшенных зданиях. Временное улучшение жизни Асафа вернулось в привычное голодное выживание, о он не хочет возвращать к своему преступному прошлому.  

Стас Кожевников

Источники:

https://www.ynet.co.il/news/article/ryjNF6KlO

https://www.vesty.co.il/main/article/r1mcNX3xd

                  

       

мы в социальных сетях